Усадьба «Середниково»

                 Достопримечательности и интересные места

     Московская область, посёлок санатория «Мцыри».
     Усадьба «Середниково», здесь каждый уголок помнит великих и выдающихся людей, которые владели Усадьбой или приезжали в гости к хозяевам поместья.

serednikovo1

     На сайте музея можно подробно ознакомиться с графиком работы и со временем проведения экскурсий.
     http://serednikovo.su/
     Проезд с Ленинградского вокзала электричкой до ст. «Фирсановская», далее авт. № 40 до конечной ост. санаторий «Мцыри».
     Проезд от г. Зеленограда авт. № 7 до конечной, ст. «Фирсановская», далее авт. № 40 до ост. санаторий «Мцыри».

serednikovo2

serednikovo3

serednikovo4

serednikovo5

     Вот некоторые важные даты истории Усадьбы Середниково.
1775 год – Действительный статский советник и камергер, сенатор Всеволод Алексеевич Всеволожский в своем имении к северу от Москвы у села Середниково на правом берегу реки Горетовки решает построить парадную усадьбу – парадный дом с флигелями, служебные строения, парк с системой прудов, мосты.
1825 год – Середниково покупает Дмитрий Алексеевич Столыпин, родной брат бабушки Михаила Лермонтова Елизаветы Алексеевны Арсеньевой.
1829-1832 годы – Каждое лето бабушка привозит в усадьбу внука. Здесь расцветает поэтический дар Лермонтова: семь поэм, две драмы, около ста стихотворений.
     О Столыпиной сохранилась память как о жестокой помещице. Наблюдения Лермонтова над крепостной действительностью в Середникове нашли своё отражение в драмах «Люди и страсти» и «Странный человек».
     Среди местных крестьян было много бывших ополченцев – участников Отечественной войны 1812 года. Вероятно, что их рассказы дали Лермонтову материал для будущего написания стихотворения «Бородино».
     Лермонтов очень любил Середниково. Его чудесный тенистый парк, пруды и дальние окрестности волновали творческое воображение юного поэта. В многочисленных юношеских стихах поэта встречается упоминание этих мест.
1869 год – Усадьба продана потомственному почетному гражданину Ивану Григорьевичу Фирсанову.
1882 год – Имение переходит во владение его дочери Веры Ивановны Фирсановой. На свои средства она строит неподалеку станцию Октябрьской железной дороги и поныне носящую ее имя – Фирсановка. Чтя память поэта, Вера Ивановна заказывает скульптору Анне Голубкиной бюст Лермонтова, художнику Штембергу – роспись потолка овального зала на тему «Демона», а в честь столетия со дня рождения поэта устанавливает в парке обелиск.
1918 год – В усадьбе устраивают санаторий для партийных работников.
1993 году – Создается «Национальный Лермонтовский Центр в Середниково», которому усадьба передается в долгосрочную аренду.

serednikovo6

serednikovo7

serednikovo8

serednikovo9

serednikovo10

serednikovo11

serednikovo12

serednikovo13

serednikovo14

serednikovo15

serednikovo16

serednikovo17

serednikovo18

serednikovo19

serednikovo20

serednikovo21

serednikovo22

serednikovo23

serednikovo24

serednikovo25

serednikovo26

serednikovo27

serednikovo28

serednikovo29

serednikovo30

serednikovo31

serednikovo32

serednikovo33

serednikovo34

serednikovo35

serednikovo36

serednikovo37

serednikovo38

serednikovo39

serednikovo40

serednikovo41

serednikovo42

serednikovo43

serednikovo44

serednikovo45

serednikovo46

serednikovo47

serednikovo48

serednikovo49

serednikovo50

serednikovo51

serednikovo52

serednikovo53

serednikovo54

serednikovo55

serednikovo56

serednikovo57

serednikovo58

serednikovo59

serednikovo60

serednikovo61
     
     Семья М. Ю. Лермонтова
     
     Юрий Петрович Лермонтов (1787—1831) — отец поэта. Избравший по родовой традиции военное поприще, после окончания Первого кадетского корпуса в Петербурге, служил в Кексгольмском пехотном полку, в 1805 — 1808 гг. во время войн с Францией и Швецией был в заграничных походах. В 1811 г. он «… за болезнью уволен от службы капитаном и с мундиром», после чего поселился в Кропотове (Тульская губ., ныне Липецкая обл.) и занялся хозяйством. В 1812 г. Юрий Петрович вступил в Тульское дворянское ополчение.

     Бывая у своих соседей в селе Васильевском, Юрий Петрович познакомился с Марией Михайловной Арсеньевой, единственной дочерью Елизаветы Алексеевны и Михаила Васильевича Арсеньевых (Михаила Васильевича к тому времени не было в живых), которая стала его женой, несмотря на недовольство Елизаветы Алексевны, считавшей, что ее дочь достойна лучшей партии. После свадьбы молодые поселились в Тарханах. Семейная жизнь родителей Лермонтова не была счастливой.

     После смерти жены в 1817 году Юрий Петрович уехал в Кропотово, оставив маленького Мишеля у Елизаветы Алексеевны. Право безраздельно распоряжаться судьбой внука она закрепила завещанием, в котором объявляла его своим единственным наследником при условии фактически полного отказа зятя участвовать в воспитании сына. Юрий Петрович вынужден был пойти на эту жертву, т. к. не мог обеспечить будущее сына.

     С сыном Юрий Петрович виделся в Кропотове в 1827 г., затем ежегодно в Москве. Об одной из этих встреч в Москве Лермонтов писал М. А. Шан-Гирей в декабре 1828 г.: «Папенька сюда приехал, и вот уже 2 картины извлечены из моего портфеля… слава богу! что такими любезными мне руками!»

     Разлука тяжело переносилась и отцом, и сыном, а краткие свидания кроме радости общения оставляли еще и чувство непроходимой горечи.

     Семейная драма отразилась в юношеских драмах Лермонтова «Menschen und Leidenschaften» («Люди и страсти», 1830 г. и «Странный человек» (1831 г.) «У моей бабки, моей воспитательницы — жестокая распря с отцом моим, и это все на меня упадает», — говорит, герой пьесы «Люди и страсти» Юрий Волин.

     Юрий Петрович следил за успехами сына, гордился им, верил в его будущее. В завещании он обращался к нему с проникновенными и трогательными словами: «… ты одарен способностями ума, — не пренебрегай ими и всего более страшись употребить оные на что-либо вредное и бесполезное: это талант, в котором ты должен будешь некогда дать отчет богу!.. Ты имеешь, любезнейший сын мой, доброе сердце… Благодарю тебя, бесценный друг мой, за любовь твою ко мне и нежное твое во мне внимание…» О своих чувствах к отцу, о духовной общности с ним Лермонтов говорит в стихотворениях 1829-1832 гг.
     
«Ужасная судьба отца и сына
Жить розно и в разлуке умереть,
И жребий чуждого изгнанника иметь
На родине с названьем гражданина!
Но ты свершил свой подвиг, мой отец,
Постигнут ты желанною кончиной;
Дай бог, чтобы, как твой, спокоен был конец
Того, кто был всех мук твоих причиной!
Но ты простишь мне! я ль виновен в том,
Что люди угасить в душе моей хотели
Огонь божественный, от самой колыбели
Горевший в ней, оправданный творцом?
Однако ж тщетны были их желанья:
Мы не нашли вражды один в другом,
Хоть оба стали жертвою страданья!»
     
(«Ужасная судьба отца и сына…», 1831 г.)
     
     Умер Ю. П. Лермонтов 1 октября 1831 года, был похоронен в с. Шипово Тульской губернии (ныне Липецкая обл.). В 1974 г. прах был перевезен в Тарханы и перезахоронен рядом с церковью Михаила Архистратига.
     
     Мария Михайловна Лермонтова (1795-1817), урожденная Арсеньева – мать М. Ю Лермонтова, единственная дочь Е. А. и М. В. Арсеньевых. Получила домашнее образование. Ее детство прошло в Тарханах, где она продолжала жить и будучи замужней. Юной вышла замуж за Ю. П. Лермонтова. П. А. Висковатов со слов помнивших её тарханцев записал: «Мария Михайловна, родившаяся ребенком слабым и болезненным, и взрослою все еще выглядела хрупким, нервным созданием. …В Тарханах долго помнили как тихая, бледная барыня, сопровождаемая мальчиком-слугою, носившим за нею снадобья, переходила от одного крестьянского двора к другому с утешением и помощью, — помнили, как возилась она и с болезненным сыном. … Мария Михайловна была одарена душою музыкальною. Посадив ребенка своего себе на колени, она заигрывалась на фортепиано, а он, прильнув к ней головкой, сидел неподвижно, звуки как бы потрясали его младенческую душу, и слезы катились по его личику».

     Автобиографичны слова героя юношеской драмы Лермонтова «Странный человек», посвященные матери: » На ее коленях протекали первые годы моего младенчества, ее имя … было первою моею речью, ее ласки облегчали мои первые болезни». В 1830 г. поэт признавался: «Когда я был трех лет, то была песня, от которой я плакал: ее не могу теперь вспомнить, но уверен, что если б услыхал ее, она бы произвела прежнее действие. Ее певала мне покойная мать». Образ матери, отзвук ее песни прошли через многие произведения Лермонтова (драмы » Menschen und Leideschaften», «Странный человек», поэма «Сашка», стихотворения «Ангел», «Пусть я кого-нибудь люблю…», «Кавказ» и др.).

     Мария Михайловна умерла от чахотки в феврале 1817 г. Похоронена в Тарханах.

     В музее-заповеднике «Тарханы» хранятся вещи Марии Михайловны: комод, парадный носовой платок, альбом с ее автографами.

     
     Елизавета Алексеевна Арсеньева (1773—1845) — бабушка Лермонтова по матери. Принадлежала к богатому и влиятельному роду Столыпиных, известному с XVI века. Ее отец Алексей Емельянович Столыпин был губернским предводителем дворянства в Пензе. Своим детям он дал весьма основательное по тем временам образование, сыновья его были широко известны как государственные и военные деятели.

     Все Столыпины отличались гордостью, независимостью суждений и поведения, решительностью характера. Всеми этими качествами в полной мере обладала Елизавета Алексеевна. Будучи старшей дочерью, она не могла рассчитывать на большое приданое, и, выйдя в 1794 г. замуж за гвардии поручика Михаила Васильевича Арсеньева, энергично и рачительно принялась хозяйничать, сумев создать себе прочное состояние.

     Супружеская жизнь Елизаветы Алексеевны закончилась трагически: 1 января 1810 г. покончил жизнь самоубийством М. В. Арсеньев. Вскоре умерла и ее дочь. Всю свою любовь Елизавета Алексеевна сосредоточила на внуке, в котором видела «единственный предмет услаждения остатка дней своих и совершенного успокоения горестного своего положения», так было сказано в ее завещании. Ни сил, ни средств не жалела она на его воспитание и образование. При всех обстоятельствах жизни Лермонтова в Москве и Петербурге Елизавета Алексеевна была рядом с ним, оставляя его одного лишь на короткое время, когда хозяйственные дела требовали ее присутствия в Тарханах. Разлука причиняла боль обоим. «Не могу выразить, как меня печалит отъезд бабушки, — сообщал в одном из писем Лермонтов. — Перспектива в первый раз в жизни остаться одиноким меня пугает. Во всем этом большом городе не останется ни одного существа, которое бы мною искренне интересовалось…».

     Сохранившиеся письма Елизаветы Алексеевны полны трогательных свидетельств ее беспредельной любви к внуку: «… он один свет очей моих, все мое блаженство в нем…». Она не только заботилась о материальных делах Лермонтова, давая ему возможность вести образ жизни, подобающий блестящему гвардейскому офицеру, но была в курсе и его литературных дел. Прочтя очередное сочинение внука, сообщала ему: «Стихи твои, мой друг, я читала, бесподобные, а всего лучше меня утешило, что тут нет нонешной модной неистовой любви, и невестка сказывала, что Афанасию очень понравились стихи твои и очень их хвалил… Да как ты не пишешь, какую ты пиесу сочинил, комедия или трагедия? Уведомь, а коли можно – перешли через почту. Все, что до тебя касается, я неравнодушна…».

     В период обеих ссылок Лермонтова на Кавказ именно Елизавета Алексеевна была самым настойчивым и неутомимым ходатаем перед власть имущими за опального внука. В первую очередь благодаря ее неусыпным хлопотам он вернулся с Кавказа в 1837 году, а в начале 1841 года, находясь во второй ссылке, получил отпуск в Петербург.

     Известие о смерти внука застало Арсеньеву в Петербурге, и в конце августа 1841 г. она вернулась в Тарханы. О ее состоянии в это время писала М. А. Лопухина: «Говорят, у нее отнялись ноги, и она не может двигаться. Никогда не произносит она имени Мишеля, и никто не решается произнести в ее присутствии имя какого бы то ни было поэта».

     Смерть Лермонтова лишила жизнь Елизаветы Алексеевны смысла. Оставшиеся силы ушли на хлопоты о получении разрешения на перезахоронение его праха в Тарханах. Последний раз Елизавета Алексеевна встретила внука на пороге родного гнезда 21 апреля 1842 года. 23 апреля он был перезахоронен на тарханской земле рядом с могилами матери и деда, а над их памятниками была возведена часовня. Через четыре года после смерти внука умерла Е. А. Арсеньева. Похоронена она в фамильной часовне рядом с мужем, дочерью и внуком.
     
     Михаил Васильевич Арсеньев (1768-1810), дед Лермонтова, елецкий помещик, поручик лейб-гвардии Преображенского полка, предводитель дворянства в Чембарском уезде.

     Детство Михаил Васильевич провел в имении родителей в селе Васильевском Елецкого уезда Орловской губернии. Учился в Богородицком пансионе знаменитого агронома и садоустроителя, писателя и редактора журнала «Экономический магазин» – А. Т. Болотова, который по жене был дальним родственником Арсеньевых. Служил в лейб-гвардии Преображенском полку, с которым «в походах был в бывшую со Швецией войну и в сражениях находился». В отставку вышел поручиком.

     В 1794 г. Михаил Васильевич женился на Е. А. Столыпиной, имел единственную дочь Марию.

     После покупки Арсеньевыми села Тарханы именно он занимался строительством и благоустройством усадьбы, в которой провел детство Лермонтов. Памятником Михаилу Васильевичу до наших дней в Тарханах остались сады и парк. «Для всякого, знакомого с тарханским парком, — пишет исследователь, — очевидно, что он выделялся из общего числа пензенских усадеб того же периода как раз умелой планировкой местности со сложным рельефом, продуманностью видовых перспектив, некоторыми «затеями». В планировке садов и парка, видимо сказались годы учебы М. В. Арсеньева у А. Т. Болотова. В 1808-1810 гг. Арсеньев служил чембарским уездным предводителем дворянства, и при исполнении этой должности, по словам современника, проявил «жар человеколюбия», «примерное великодушие» и «твердую решительность благородного сердца». Михаил Васильевич был страстным театралом, создал в Тарханах самодеятельный театр, в котором пьесы разыгрывались «господами, некоторые роли исполнились актерами из крепостных».

     В 1807 г. Е. А. Арсеньева, «чувствуя слабость своего здоровья», написала духовное завещание, в котором Тарханы, приобретенные во время супружества с Михаилом Васильевичем «и с помощью его», «с признательностью за горячую любовь его» «и беспримерное супружеское уважение» завещала в случае своей смерти в равных долях мужу и дочери. Много позднее она призналась: «Я была не молода, некрасива, когда вышла замуж, а муж меня любил и баловал… Я до конца была счастлива». Во внуке своем, М. Ю. Лермонтове, Е. А. Арсеньева находила сходство с его дедом: «Нрав его и свойства совершенно Михаила Васильевича, дай Боже, чтобы добродетель и ум его был». Незадолго до смерти М. В. Арсеньев увлекся княгиней Н. М. Мансыревой. Это увлечение, видимо, стало причиной его самоубийства. Похоронен Михаил Васильевич в Тарханах на фамильном кладбище.
Источник: http://lermontov-lit.ru/lermontov/family/semya-lermontova/index.htm/

     Если Вам понравился фоторассказ, то подписывайтесь на рассылку (строго без спама) новых материалов


 

Мир глазами фотографа