МУЗЕЙ-УСАДЬБА «ДОМОТКАНОВО» (лето), Музей Валентина Серова

                 Достопримечательности и интересные места

     https://gallery.tverreg.ru/filials/2585/

     Тверская область, Калининский район, Бурашевское сельское поселение, д. Красная Новь.

domotkanovo1

     Мемориально-художественный музей Валентина Александровича Серова, основанный в 1965 году, располагается в бывшей усадьбе В.Д. Дервиза «Домотканово». +7 (903) 034-33-11

domotkanovo2

domotkanovo3

domotkanovo4

                                                                ***

domotkanovo5

     «Валентин Александрович Серов родился в Петербурге в ночь с 6 на 7 января 1865 года.
     В эту ночь отец его, знаменитый композитор и музыкальный критик Александр Николаевич Серов, в ожидании предстоящего события оркестровал «Рогнеду», свою вторую оперу.      Он стоял у конторки, наносил на линованную бумагу нотные знаки и прислушивался. В соседней комнате врач принимал роды.
     Раздался крик младенца. Свершилось… Кто это? Мальчик или девочка? Вопрос! Он поставил вопросительный знак в партитуре и попытался продолжать работу. Младенец не унимался. Крик несся по квартире. Отец не вытерпел и, не дождавшись, пока его позовут, пошел узнавать, кто родился.
     Это был сын. Итак, у него сын. Маленький Серовчик…
     Он опять вернулся к конторке, но работать уже не мог, а только слушал проникавший сквозь все двери крик младенца и усмехался про себя.
     Наконец Серовчик затих. Александр Николаевич пошел к жене. Она лежала, откинувшись на подушки и закрыв глаза, бледная, с умиротворенным лицом. Она была совсем молода, почти девочка. Ей не было еще восемнадцати лет.»
     ***
     «В 1873 году в жизни Тоши (одно из детских имён Валентина Серова) произошло важное событие: в Мюльтале, курортном городке близ Мюнхена, куда Серовы переехали на лето, он познакомился с художником Кёппингом, который жил с ними в одном доме.
     Каждое утро Кёппинг, взяв с собой все необходимое, уходил за город писать этюды. Както он пригласил Тошу разделить его компанию и после этого совершенно определенно заявил Валентине Семеновне, что ее сын очень талантлив. Но Валентина Семеновна все еще сомневалась. Она боялась, что талант ее сына преувеличивают, что он просто вундеркинд, не больше.
     Она послала Тошин рисунок, льва в клетке, в Рим Антокольскому, своему старому приятелю. Вскоре пришел ответ: Антокольский писал, что маленький Серов действительно очень талантлив.
     Таким образом, было решено учить Тошу у Кёппинга. Мальчик делал быстрые успехи. Кёппинг не мог нахвалиться способностями своего ученика. Они ходили на этюды за город, а вернувшись в Мюнхен, рисовали в студии Кёппинга, посещали студии других художников и знаменитую Мюнхенскую Пинакотеку, причем в этих случаях к ним присоединялась Валентина Семеновна, с интересом слушавшая рассуждения старого художника о знаменитых картинах и их творцах: здесь висели полотна Рембрандта, Веласкеса, Брейгеля…
     Было решено: он станет художником. И с тех пор разговоры с сыном о его будущем мать начинала словами: «Когда ты станешь художником…»
     Валентина Семеновна купила ему альбом и собственноручно сделала надпись: «Тоня Серов. № 1».
     В доме все было подчинено живописи – Валентина Семеновна не могла уже игнорировать интересы сына. Ему было девять лет, но он настойчиво предъявлял свои права.
     «Мольберты, кисти, альбомы, – пишет Валентина Семеновна, – входили в обычную нашу обстановку; рисовали на вольном воздухе, в комнате, даже в кухне. И всегда всерьез, с требованием истинного искусства».
     Это стало тем более легко, что Валентина Семеновна, оставив Тошу на попечение Кёппинга, уехала в Рим, куда вызвал ее Антокольский, чтобы серьезно обсудить будущее Тоши.
     Антокольский, посмотрев привезенные рисунки, сказал ей:
     – В старину здесь, в Италии, были мастерские, и ученики выучивались своему искусству лучше, чем во всевозможных академиях. И теперь я предпочитал бы влияние одной личности, но крупной, давлению целой группы академистов, и к тому же еще бездарных.
     Антокольский посоветовал – и Валентина Семеновна согласилась с ним – отправиться в Париж, где жил в то время Репин.
     Осенью 1874 года мать и сын Серовы покинули Мюнхен и прибыли в Париж.
     На следующий день после приезда, едва устроившись, Валентина Семеновна повела Тошу на Монмартр, на площадь Вернон, к «господину Репину». Тоша не помнил его, но мать рассказала, что Репин бывал у них в доме, когда был жив отец, а потом, когда отец умер, Репин приходил по приглашению Валентины Семеновны писать портрет покойного композитора. Но портрет был уже заказан Николаю Николаевичу Ге.
     Теперь Репину предстояло стать учителем Тоши.
     На пороге квартиры, куда они пришли, их встретил маленький суетливый человек с бородкой и копной курчавых волос. Он был очень любезен и предупредителен, приласкал Тошу – ему уже были известны Тошины рисунки. Сразу же договорились, что Тоша будет ходить к Репину ежедневно.
     Серовы поселились на бульваре Клиши, недалеко от Репина. Валентина Семеновна быстро сошлась с женой Репина Верой Алексеевной, милой молодой женщиной. Репин очень полюбил Тошу, и тот не пропускал ни одного дня занятий. Настойчивость его не знала границ. Он делал до невероятности быстрые успехи.
     «Он с таким самозабвением впивался в работу, – вспоминает Репин, – что я заставлял его иногда оставить ее и освежиться перед моим большим окном.
     Были две совершенно разные фигуры того же мальчика.
     Когда он выскакивал на воздух и начинал прыгать на ветерке, – там был ребенок; в мастерской он казался старше лет на десять, глядел серьезно и взмахивал карандашом решительно и смело. Особенно не по-детски он взялся за схватывание характера энергическими чертами, когда я указывал ему их на гипсовой маске. Его беспощадность в ломке не совсем верных, законченных уже им деталей приводила меня в восхищение: я любовался зарождающимся Геркулесом в искусстве. Да, это была натура!»
     А дома, вечерами, когда мать опять, как в Мюнхене, уходила «на свою проклятую музыку», а мальчик оставался один, он рисовал своих милых лошадок и, вспоминая отцовского Бюффона, всяких других животных. Лошадки же становились просто страстью: учительница жаловалась Валентине Семеновне, что Тоша во время занятий только и думает что о лошадках, достаточно услышать, что по улице проехала повозка, чтобы все правила грамматики выскочили у него вон из головы.
     Он даже смастерил себе игрушечную лошадку. Он хотел, чтобы его лошадка кивала головой. И он добился своего, укрепив голову на шарнирах.
     Но когда учительница нажаловалась, что ему во время занятий «одни лошади в голову лезут», Валентина Семеновна, забыв урок, преподанный неприязнью ее сына к тете Тале, изломала его чудесную игрушку. Впрочем, то, чего он не мог простить тете Тале, он простил матери. Простил, но не забыл.
     Однако в Париже на листах его альбомов начинают появляться лица людей, и тот, кто знаком с творчеством Серова, с удивлением и восхищением может заметить в этих детских набросках черты искусства будущего великого портретиста: острота характеристики, которая удивительна для девятилетнего ребенка, энергичный штрих.
     В этих домашних рисунках, сделанных не под наблюдением Репина, нет почти ничего ученического, это как бы разрядка после дневных штудий.
     А в воскресные дни он, как и в Мюнхене, отправлялся с матерью в музеи, Люксембургский или Луврский.
     В свои десять лет он стал так судить о живописи, что был теперь гидом и руководителем своей матери. И это не в шутку! Репин утверждал, что у его ученика безошибочный вкус, что он всегда отмечал истинно художественное. И все же было что-то, что, несмотря на занятия любимым рисованием, делало его жизнь унылой и скучной. Метода Валентины Семеновны, от которой она все еще не отказалась, почему-то не предусматривала ни материнской ласки, ни внимания, ни развлечений. Как бы пытаясь оправдаться, Валентина Семеновна в своих воспоминаниях об этом периоде пишет, что Тоша на Елисейских полях катался на козочках и потом передал это на бумаге. Что ж? Возможно, это и было раз-другой, но, когда сам Серов в последние годы жизни, беседуя с первым своим биографом Грабарем, вспоминал о Париже, он мог припомнить только один веселый вечер – с живыми картинами, – который устроили в салоне русских художников. Серов участвовал в картине «Триумф искусства» вместе с женой Репина и В. Д. Поленовым, изображавшими Рафаэля и Микеланджело.»
(Из книги М.И. Копшицера, «Валентин Серов»)

domotkanovo6

domotkanovo7

domotkanovo8

domotkanovo9

domotkanovo10

domotkanovo11

domotkanovo12

domotkanovo13

domotkanovo14

domotkanovo15

domotkanovo16

domotkanovo17

domotkanovo18

domotkanovo19

domotkanovo20

domotkanovo21

domotkanovo22

domotkanovo23

domotkanovo24

domotkanovo25

domotkanovo26

domotkanovo27

domotkanovo28

domotkanovo29

domotkanovo30

domotkanovo31

domotkanovo32

domotkanovo33

domotkanovo34

domotkanovo35

domotkanovo36

domotkanovo37

domotkanovo38

domotkanovo39

domotkanovo40

domotkanovo41

domotkanovo42

domotkanovo43

domotkanovo44

domotkanovo45

domotkanovo46

domotkanovo47

domotkanovo48

domotkanovo49

domotkanovo50

                       История усадьбы Домотканово.

     Одним из красивейших мест Тверской земли является усадьба Домотканово, расположенная в 17 километрах от Твери. Она хорошо известна всем любителям русского искусства как место создания Валентином Александровичем Серовым (1865-1911) таких шедевров живописи, как «Девушка, освещенная солнцем» и «Заросший пруд». Здесь находится и единственный в России мемориально-художественный музей великого русского художника.
     История Домотканова уходит в далекое прошлое — впервые оно упоминается ещё в 1539-1540 гг. в Писцовых книгах Московского государства как владение помещиков Василия и Григория Ржевских. В течение столетий имение не раз меняло свой облик и хозяев, среди которых были и представители известнейших дворянских фамилий Российского государства — Озеровы, Давыдовы, Головины.
     Во второй половине XVII века поместье, более чем на столетие, переходит во владение рода дворян Постниковых и их потомков по женской линии – Воробьёвых. К этому периоду, по-видимому, относится устройство усадьбы с регулярным (французским) и живописным (английским) парками, с каскадной системой прудов, с компактным, но вместительным, двухэтажным (с первым кирпичным и вторым бревенчатым этажами) классической архитектуры домом, украшенным мощной тосканской колоннадой, поддерживающей балкон.
     В середине XIX века усадьба была хорошо развита и представляла собой типичную сельскую усадьбу с 2-хэтажным усадебным домом, парком, цветниками, оранжереей, парниками, хозяйственными службами.
     Во второй половине XIX века деревянный господский дом перестраивается в полукаменный. Дом был очень простым, с подъездом со стороны западного фасада. Устроена новая подъездная дорога к дому – с юга.
     В 1886 году артиллерии поручик А.И. Воробьев продал Домотканово художнику и земскому деятелю Владимиру Дмитриевичу Дервизу, который поселился здесь вместе с молодой женой Надеждой Яковлевной Симонович и энергично принялся за хозяйство, внедряя современные методы. Очень скоро он превратил усадьбу в доходное имение. Был разбит большой плодовый сад, построены кирпичные конный и скотный дворы. Перестраивался и обновлялся усадебный дом – южный фасад был оформлен террасой с шестью кирпичными колоннами, на который опирался балкон второго этажа. Проводилась реконструкция прудов и благоустройство парковой территории.

domotkanovo51

domotkanovo52

domotkanovo53

domotkanovo54

domotkanovo55

     В 1890 году неподалеку от большого усадебного дома брат хозяина имения Валериан Дервиз возводит деревянный одноэтажный флигель-дом. «Кроме того 1 десятина по лит. А сдана в аренду родному брату владельца на 30 лет по 50 руб. в год. На означенной десятине построен барскiй дом-дача, который в залог не поступает». Территория перед домом благоустраивается рядовыми посадками дуба черешчатого и берёзы.
     В конце XIX – нач. XX веков Домотканово стало своеобразным культурным и просветительским центром округи. «Домотканово, — писала Валентина Семеновна Серова, — старинное поместье, с сильным отпечатком крепостнических затей: с вырытыми многочисленными прудами, с причудливыми мостиками, с массивными прочными постройками». Такой впервые увидел усадьбу последний владелец — В.Д. Дервиз, приобретший её в 1886 году у А.И. Воробьёва. Владимир Дмитриевич Дервиз (1859-1937) был личностью неординарной и разносторонне одарённой: правовед, художник, музыкант-любитель, общественный и музейный деятель (он неоднократно избирался Председателем губернского земского правления, почётным мировым судьей Тверского и Корчевского уездов, был членом Тверской Учёной Архивной Комиссии и членом совета Тверского музея, немало способствуя пополнению его коллекции). Именно благодаря ему, на целых три десятилетия, Домотканово становится заметным культурно-художественным центром России, подобным Абрамцеву С. И. Мамонтова и Талашкину княгини М. К. Тенишевой. «Домотканово, перейдя в руки Владимира Дмитриевича, стало процветать и заняло видную позицию среди помещичьих тверских усадеб.

domotkanovo56

domotkanovo57

domotkanovo58

domotkanovo59

domotkanovo60

domotkanovo61

domotkanovo62

domotkanovo63

domotkanovo64

domotkanovo65

domotkanovo66

     Особое место занимает Домотканово в жизни и творчестве Валентина Александровича Серова — однокашника по академии, друга и родственника В. Д. Дервиза (Дервиз был женат на двоюродной сестре Серова — Надежде Яковлевне Симонович). Он гостил и работал в усадьбе с 1886 по 1911 год, год своей смерти. Здесь были созданы его лучшие произведения, ставшие классикой русского искусства, хранящиеся сейчас в крупнейших музеях страны: уже упомянутые «Девушка, освещенная солнцем» и «Заросший пруд. Домотканово»; «Октябрь. Домотканово», «Баба в телеге», «Баба с лошадью» и почти все другие работы «крестьянского» цикла, иллюстрации к басням И. А. Крылова и многое другое.
     В разные годы в усадьбе бывали известные деятели русской культуры конца XIX — начала ХХ вв., художники — И.И. Левитан, И.Я. Билибин, В.А. Фаворский, И.С. Ефимов и Н.Я. Симонович-Ефимова, первая в России женщина-композитор В.С. Серова, педагог А.С. Симонович; ученые — А.Е. Фаворский, Я.В. Чехов. В Домотканове ставились музыкальные и драматические спектакли, проходили концерты, карнавалы, устраивались праздники для крестьянских детей. Домоткановские опыты супругов Ефимовых по постановке кукольных спектаклей стали основой для создания русского профессионального кукольного театра.

domotkanovo67

               Дервиз В.Д. «Патриаршие покои в Троице-Сергиевой          лавре», бумага, акварель, гуашь.

domotkanovo68

               Дервиз В.Д. «Деревянная дачка у моря», бумага, акварель.

domotkanovo69

                                          Дервиз В.Д. «Загорск», бумага, акварель.
     Владимир Дмитриевич Дервиз стал последним владельцем усадьбы Домотканово. «В Февральскую революцию к домоткановцам крестьяне относились хорошо, они ценили деятельность Владимира Дмитриевича Дервиза, Аделаиды Семеновны Симонович. В 1917 году новая власть дала охранную грамоту Аделаиде Семеновне за её педагогические труды».
В 1918 году после октябрьской революции В.Д. Дервиза и его семью постигла судьба многих владельцев усадеб. Они были вынуждены покинуть дом, давно уже ставший родным. В имении был создан совхоз «Домотканово».
     Во время Великой Отечественной войны боевых действий на территории усадьбы не велось. После войны от главного усадебного дома сохранился первый этаж. В дальнейшем второй этаж был восстановлен из силикатного кирпича. Дом был приспособлен под жильё. В 1960-х годах в усадебном доме существовало общежитие.
     В 1965 году, к столетию со дня рождения В.А. Серова, по инициативе представителей сельской интеллигенции, в Домотканове был открыт народный музей мастера, где располагалась и мемориальная комната. В 1976 году Мемориальный музей В.А. Серова стал филиалом Тверской областной картинной галереи. Экспозиция музея, расположенная в четырёх залах дома Валериана Дмитриевича Дервиза (1870-1917) — брата хозяина усадьбы, знакомит посетителей с её историей, владельцами и гостями, с событиями происходившей здесь культурной жизни. Особый раздел экспозиции посвящён пребыванию в усадьбе В.А. Серова и созданным им произведениям.
     Сотрудники музея очень трепетно и с любовью относятся к своей работе, усадьба очаровывает своей самобытностью.
     Провидение меня познакомило с очень милой женщиной, художником и научным руководителем музея-усадьбы, Беляковой Ольгой Борисовной.
     А дело было так…
     Мы подошли к сувенирной лавке, и я обратила внимание на картину, где были написаны очень нежные берёзки на берегу реки.

domotkanovo70

     На обратной стороне была указана фамилия художника. Я поинтересовалась, где творит художник, как картина оказалась в усадьбе. Мы были рады, что художник работает в музее, и мы можем познакомиться лично. Мы были в усадьбе накануне моего Дня рождения, и я попросила написать мне поздравление с подписью автора картины. Ольга Борисовна рассказала об усадьбе и о том, что уже заканчивается реставрация главного усадебного дома, а затем пригласила нас посетить музей, когда все работы будут окончены.

domotkanovo71

domotkanovo72

domotkanovo73

domotkanovo74

domotkanovo75

     Белякова Ольга Борисовна так же является и педагогом дополнительного образования, и проводит в музее мероприятия, мастер-классы по живописи, курирует выставки и пленэры. Большую часть своего свободного времени она отдаёт живописи, любит сохранять новые впечатления не только в памяти и на фотографиях, но и на холсте и бумаге. С удовольствием делится своим художественным опытом с юными и взрослыми учениками.

domotkanovo76

domotkanovo77

domotkanovo78

domotkanovo79

domotkanovo80

domotkanovo81

domotkanovo82

domotkanovo83

domotkanovo84

domotkanovo85

domotkanovo86

domotkanovo87

     Сегодня много внимания уделяется в музее возрождению традиций усадебной жизни. Ежегодно, зимой, в парке музея проводятся рождественские и масленичные гулянья, сопровождаемые народными забавами и потехами, концертами, театральными действами. В пору «золотой осени» сюда собираются гости, чтобы отметить День рождения музея. А на конец мая приходится праздник «Сиреневое Домотканово». Его проведение теснейшим образом связано с историей усадьбы. Именно весной, в пору цветения сирени, заросли которой и теперь окружают господский дом, увидел впервые В.Д. Дервиз эти места и принял решение о приобретении имения.

domotkanovo88

domotkanovo89

domotkanovo90

domotkanovo91

domotkanovo92

     Если Вам понравился фоторассказ, то подписывайтесь на рассылку (строго без спама) новых материалов


 

Мир глазами фотографа